Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Mateusz Kubiak

«Турецкий поток» — газовая проблема для Вишеградской группы?

Хотя Венгрия настойчиво подчеркивает, что стремится диверсифицировать поставки газа, но одновременно желает присоединиться к новому российскому газовому проекту «Турецкий поток», быть может тем самым связав себя очередным контрактом на импорт «голубого топлива» из России. Учитывая, что «Турецкий поток» также должен частично заместить газовый транзит через территорию Украины, то вполне очевидно, что планы Венгрии противоречат позиции Польши. Данная ситуация подтверждает, что энергетические вопросы сегодня угрожают единству Вишеградской группы.

В конце октября венгерский министр иностранных дел Петер Сийярто представил позицию своей страны по вопросам энергетической безопасности в регионе, указывая на необходимость «евразийского сотрудничества». Главной темой выступления Сийярто было право стран региона на участие в российском проекте «Турецкий поток», предусматривающим строительство газопровода Россия-Турция по дну Черного моря и (согласно одному из предлагаемых вариантов) его последующее соединение с Европой через Болгарию, Сербию и Венгрию. В настоящее время прокладка нитки газопровода в Центральную Европу еще не является решенным делом (решающее значение может иметь позиция Европейской Комиссии), однако данный вопрос уже скоро может стать предметом оживленных дискуссий и таким образом – навредить польско-венгерским отношениям, а также единству Вишеградской группы.

Диверсификация по-венгерски

Согласно данным за прошлый год, российские поставки составляли абсолютное большинство венгерского импорта природного газа, покрывая около 70% потребностей страны в этом энергоносителе. До сих пор остается неясным, сохранится ли данная тенденция: долгосрочный контракт с Россией заканчивается в 2021 г., а сами венгры декларируют амбициозные планы по диверсификации, говоря о желании покупать часть газа в Хорватии (предполагается запуск регазификационного терминала на острове Крк) и Румынии (планируется разработка новых месторождений).

Однако для реализации этих планов необходимо срочное завершение целого ряда инвестиционных проектов в сфере инфраструктуры и добычи полезных ископаемых. Наиболее вероятным вариантом является запуск румынских поставок газа, поскольку анализы рынка подтвердили высокую заинтересованность в данном проекте. Менее очевидной видится перспектива импорта природного газа из Хорватии: пока Венгрия откладывает принятие решения по вопросу резервации пропускной способности на соответствующем участке, что одновременно подтверждает сомнения в целесообразности постройки регазификационного терминала на острове Крк.

Независимо от вышеупомянутых направлений закупок газа, Будапешт и так не намерен отказываться от импорта газа из России: наиболее выгодным представляется именно проект «Турецкий поток». Весьма примечательно, что Венгрия регулярно заявляет о готовности сотрудничества с Сербией и Болгарией в вопросе строительства через их территорию нового газового коридора. Можно предположить, что «взамен» за выгодные условия за транзит газа эти страны будут готовы подписать с Россией долгосрочные контракты на импорт.

Вероятно, в таком сценарии заинтересован и Кремль, особенно учитывая, что еще в 2017 г. россияне даже подписали меморандум с Венгрией о намерениях реализации подобного проекта. Несмотря на это главным препятствием может стать антимонопольное законодательство Европейского Союза, которое несколько лет назад заблокировало аналогичный российский проект «Южный поток». Неслучайно венгерская дипломатия уже сейчас подчеркивает, что поскольку страны Западной Европы готовы поддержать строительство проекта «Северный поток-2», то и государства Центральной Европы и Балкан (конкретно Венгрия, Сербия и Болгария) должны иметь возможность присоединиться к «Турецкому потоку» без опасений, что Европейская Комиссия может наложить вето на данный проект.

Спорные интересы

С точки зрения единства Вишеградской группы, а особенно отношений между Будапештом и Варшавой, венгерское стремление поучаствовать в проекте «Турецкий поток» является определенным вызовом. С одной стороны, прокладка «Турецкого потока» через Венгрию до австрийского хаба Баумгартен несомненно выгодна для Будапешта. Это позволит получать газ за счет транзита и гарантирует безопасность поставок вне зависимости от отношений между Украиной и Россией. С другой стороны, ситуация выглядит проблематично, поскольку основной целью проекта является ограничение транзита через украинскую территорию – в настоящее время российский газ поставляется в Турцию через Украину, а затем Румынию и Болгарию. В результате «Турецкий поток» можно рассматривать в том же контексте, что и «Северный поток-2», который в Польше и Словакии оценивается как политический проект, направленный против Украины и стабильности данного государства. Такая точка зрения на оба проекта была даже представлена в рапорте российского Сбербанка, опубликованном в мае этого года.

В подобной ситуации однозначная поддержка Венгрией проекта «Турецкий поток» ожидаемо столкнется с негативной реакцией польских и вполне вероятно словацких партнеров. На данный момент разногласия еще не столь ощутимы. Однако, как только переговоры по вопросу продления газопровода в Центральную Европу перейдут в решающую стадию, то станут дополнительным препятствием для сотрудничества в рамках Вишеградской группы. Такой сценарий может стать реальностью уже весьма скоро: Газпром заканчивает морской участок газопровода (утверждая, что завершено 95% работ на дне Черного моря) и вскоре необходимо будет принять решение относительно строительства нитки в Центральную Европу.

Не только «Турецкий поток»

Присоединение Венгрии к проекту «Турецкий поток» можно анализировать в более широком контексте, говоря о единстве членов Вишеградской группы в вопросах энергетической политики. С одной стороны, государства «четверки» заявляют о готовности к интеграции своих рынков, (также в более широком формате «Инициативы трех морей») путем инвестиций в газовые коллекторы для поставок нероссийского газа по оси север-юг. В то же время, венгры, похоже, не хотят замечать рисков или угроз, связанных с ограничением транзитного значения Украины. Аналогичную проблему можно наблюдать и на примере проекта «Северный поток-2», который активно критикуется Польшей и Словакией, чего нельзя сказать о Венгрии и Чехии. Например, Прага рассматривает «Северный поток-2» с точки зрения новых возможностей для собственного газового рынка, что в начале ноября подтвердило министерство промышленности и торговли Чехии.

Похоже, что у истоков разногласий находятся фундаментальные с точки зрения безопасности региона вопросы: восприятие потенциальных угроз со стороны России и подход к сотрудничеству с Украиной. Конечно, было бы наивно думать, что члены Вишеградской группы продемонстрируют единодушие в этих вопросах. Однако, возможно пример проекта «Турецкий поток» и вопрос поставок газа в регион напомнят странам Вишеграда о степени разногласий между ними, что позволит предпринять дополнительные шаги по их преодолению.

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments

***

Редакция «Eastbook RU» может не разделять точку зрения, изложенную в авторском материале.

Главное фото: Источник: wikimedia.org
Читай все статьи