Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Matej Kandrík

Словакия: В поиске патриотизма 2.0

Для молодых девушек и юношей, скажем, в возрасте 25 лет, осознание своей идентичности – один из основных факторов взросления. Понимание того, кем ты являешься, помогает тебе развиваться, ставить цели и достигать их. Что-то похожее происходить и в высших социальных единицах. Именно поэтому мне кажется, что мы должны спрашивать себя, что мы за народ? Попробуем найти ответ на вопрос, какой он, словацкий народ.

Надеюсь читатели простят мне, что свой рассказ я начну не со знаковых представителей и героев словацкого национального возрождения XIX века. Не вижу смысла спрашивать в 2018 году молодых словаков о роли Людовита Велислава Штура (словацкий поэт, филолог, идеолог словацкого национального возрождения в XIX веке, автор словацкого языкового стандарта – ред.) или Светозара Гурбан-Ваянского ( словацкий поэт, прозаик, одна из центральных фигур литературной жизни Словакии конца XIX — начала XX века – ред.). Тот, кто такой вопрос задает, лишь показывает, насколько мало он знает и понимает. Тем не менее, для того, чтобы народ стал нацией, среди прочего, у него должна быть своя история, свои мифы и герои, на которых держится пантеон национализма. Попробуем разобраться во всех составляющих.

Крестьяне и хирурги

Впервые мы, словаки, появились на карте мира в 1918 году как часть Чехословакии — в составе единой чехословацкой нации, что было политической необходимостью. Тогда это было большим шагом вперед и краеугольным камнем для будущих событий. Вместе и отдельно от Чехословакии мы, словаки, начинаем познавать еще одну веху своего национального развития – словаки смогли создать полную социальную структуру с крестьянством, рабочими, средним классом и элитами. Так что среди словаков появились и крестьяне, и хирурги. Этот процесс происходит параллельно с экономической эмансипацией – столь важной для понимания и владения навыками управления на разных уровнях, которые были недоступны жителям Верхней Венгрии. Для жителей Чехословакии, в особенности, для словаков, эта часть жизни кардинально поменялась.

Немецкая униформа

Однако амбициозная часть словацкой элиты не была удовлетворена утилитарной связью с Прагой. Политическая борьба за автономию и урегулирование центристских отношений в Первой республике не должна восприниматься лишь как автономистская корыстная кампания. С другой стороны, восхвалять Первую Словацкую Республику также не стоит. Мы не должны забывать, что это государство возникло по желанию Адольфа Гитлера и в рамках его военных планов. Мы никогда не должны забывать, что многозначительные заявления о словаках, наконец, о словацком правительстве и Словакии, являются мифом, поскольку за каждым важным решением на уровне министров или правительства стоял «советник» в немецком мундире. Малое зло все равно остается злом. Выгораживание Йозефа Тисо (президент Первой Словацкой республики,), Александра Маха (министр внутренних дел в Первой Словацкой республике. Был ответственен за депортацию евреев и подавление антинацистского движения – ред.) или Войтеха Тука (премьер-министр периода Первой Словацкой республики. Возглавлял радикальное крыло Словацкой народной партии – ред. ) будет в любом случае противоречить моральным принципам.

Сформированная и пробудившаяся нация?

На следующем историческом этапе национальное сознание отходит на второй план, а лидерство берут идеи социалистического интернационализма. Александр Дубчек (Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии, автор курса реформ, известных как Пражская весна – ред.) или Густав Гусак (последний Президент социалистической Чехословакии – ред.), в первую очередь, остаются коммунистами. Хорошо, их можно назвать словацкими коммунистами, но точно не националистами. В этот период словацкое общество становится все более образованное, богатое, растет продолжительность жизни. Индустриализация и общий переход к современному обществу, которые являются основными и необходимыми условиями, в которых национализм вырос в Европе, были пройдены именно в этот период.

С 1989 года однопартийная модель отвергается, и национальные идеи возвращаются в политическую жизнь. Пробужденный национализм стал эффективной мобилизующей силой, что можно было наблюдай во всех странах Варшавского договора.

В Словакии, благодаря своей харизме, умелой политической тактике и неприкрытой лжи, к власти приходит Владимир Мечьяр. На протяжении следующих десяти лет он пытался изменить Словакию, желая стать «отцом нации и основателем государства». В наследство нынешней Словакии достались итоги «дикой» приватизации и разгула мафии 90-х, радости и разочарования от вступления в ЕС и НАТО, открытые границы и современный политический застой.

Новый патриотизм

Это далеко не исчерпывающий исторический экскурс, а лишь пунктир, который должен был приблизить нас к ответу на вопрос: кто, мы – словаки — на самом деле? Как утверждает историк Эрик Хобсбаум, национализм предшествует нации. Нацию создают символы, герои и мифы, подобранные лидерами национальных движений. Если эти лидеры одновременно являются членами правящих элит (как это было в большинстве государств Европы XIX-XX веков), то национальная идея закладывается в умы граждан при помощи таких инструментов государства, как образовательная система, культурная политика и всеобщая воинская повинность. Однако, если национальные элиты – это диссиденты, как в случае словаков, которые действуют в условиях нехватки материальных средств, то их возможности очень ограничены.

Когда 1 января 1993 года была создана Словацкая республика, приоритеты правительства в области государственного управления были очень далеки от идеи воспитания патриотизма. Это не изменилось в последующие годы. Даже вступление в престижный клуб развитых государств, коим является Европейский союз, власти не смогли представить как одно из главных достижений исторического развития Словакии и ярчайшую звезду на патриотическом небосводе.

В современном словацком обществе, по моему мнению, есть очень значительные группы населения, которые нуждаются в патриотизме и единении. К сожалению, их кормят безнадежно устаревшими лозунгами времен Словацкого национального возрождения, опасными идеями прославления деятелей эпохи Первой Словацкой Республики и традиционными представлениями о вечно страдающем словацком народе. Иными словами, это не та основа, на которой стоит строить свою жизнь в XXI веке.

Задача молодого поколения — первых детей независимой Словацкой Республики — состоит в том, чтобы заполнить все пустоты, популяризировать наши собственные идеи и, самое главное, понять, куда и как мы хотим вести Словакию. Мы должны создать новый патриотизм — самостоятельный, уверенный в себе, открытый, а также критический и перспективный, помогающий достигать наших целей в будущем.

Facebook Comments

***

Редакция «Eastbook RU» может не разделять точку зрения, изложенную в авторском материале.

Главное фото: Автор: Jan Hrasko; Источник: pixabay.com
Читай все статьи