Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Maciej Zaniewicz

Гибель угольной империи? Почему Польша импортирует все больше угля из России?

Прежде — угольная империя и крупнейший экспортер «черного золота» в Европе, сегодня — нетто-импортер, в основном, российского сырья. Что привело к падению польской горнодобывающей промышленности и что ждет экономику, основанную на одном виде сырья?

1980 год. Польская экономика переживает не лучшие времена — разгораются очередные забастовки рабочих. В этом же году в Восточном Блоке возникает первый независимый профсоюз — «Солидарность», который несколько лет спустя приведет к свержению коммунизма в Польше.

Между тем, польское горное дело проживает свои золотые годы. Спрос на уголь в мире по-прежнему велик, а польские шахты работают полным ходом. Только в ПНР добывается 200 млн тонн угля, а на экспорт идет более 40 млн тонн. Это составляет 19% от мирового производства каменного угля. Компания, монополизирующая эту торговлю, Węglokoks, подписывает договора на поставки польского «черного золота» по всему миру, в том числе в Японию.

Проходит 38 лет, год 2018. Польша с трудом добывает 70 млн тонн каменного угля – это в два раза меньше, чем в 1980 году. Тем временем, только потребности страны превышают 70 млн тонн. Из-за этого процент импортируемого сырья в Польше растет. В 2018 году доходит до 18 млн тонн: более половины поступает из России, а часть – с оккупированной части Донбасса (официально продается как российский уголь). А это, вместе с падением горной промышленности, порождает в Польше серьезные политические и экономические последствия.

Уголь — наше все

Слоган «Polska węglem stoi» (Польша держится на угле – ред.), придуманный сразу после войны, оставил сильный след в польской экономике. В то время как СССР строил свое могущество на основе нефти и природного газа, Польша владела другим ценным сырьем — каменным углем. Его было так много, а добыча была настолько доступной, что он быстро стал основой всей экономики.

В конце 80-х годов вся электроэнергия производилась на основе угля. «Черное золото» питало металлургические заводы и большие промышленные предприятия, а также было основным топливом в частных дома и старой городской застройке в городах. Те, кто был подключен к центральному отоплению, впрочем, также получали тепло благодаря котельной, работающей на угле.

Количество угля и низкая цена сырья привели к тому, что его использование было расточительным. Котельные и электростанции были неэффективны, шахтеры получали уголь бесплатно для обогрева домов, а иногда «черное золото» использовалось даже для укрепления полов на складах в Силезии…

Все начало меняться с падением коммунизма и плановой экономики. Вдруг оказалось, что государственные цены на уголь на протяжении долгого времени были сильно занижены. И хотя в мире цена сырья все еще была высокая, огромные социальные льготы и устаревшая технология, применяемая в шахтах, которым не нужно было беспокоиться об экономической эффективности производства, способствовали тому, что другие каменоломни начинали разоряться. Годы халатности и расточительства давали о себе знать.

Последующие правительства пытались исправить ситуацию. Когда одни государственные компании заявляли о банкротстве, формировались новые. Шахты объединялись в крупные холдинги, а затем снова дробились. Однако, всесторонняя и последовательная стратегия восстановления всего сектора так и не была разработана. Прежде всего, политические деятели боялись уволить хоть одного шахтера, а это было необходимым условием выживания. Все заканчивалось впечатляющими протестами работников шахт, которые почти каждый год жгли шины под зданием парламента.

Между тем, добывать уголь становилось все дороже…

Проблемы обострились вместе со вступлением Польши в Евросоюз. В соответствии с европейскими правилами, государственная помощь для компаний стала возможна только в исключительных случаях и согласие на каждое из таких вмешательств должна выдать Европейская Комиссия. На деле — Брюссель допускает финансовое вмешательство государства только в случае, если шахте грозит закрытие. В Польше это означало, что со дня на день нужно отсоединить всю горную промышленность от государственного кармана. Начался период закрытия убыточных шахт.

Власти не могли позволить, чтобы на улицы вышли протестовать голодные и безработные шахтеры, проживающие в Силезии. Все потому, что массовые протесты могли бы быть использованы Движением за автономию Силезии и перерасти в серьезную политическую проблему. Поэтому после закрытия одной шахты, работников перенаправляли на другую — прибыльную. Кроме того, опасаясь протестов, правительство соглашалось на повышение заработных плат для шахтеров, даже если это никак не было связано с увеличением добычи угля. Это также не способствовало улучшению ситуации, в которой оказалась горнодобывающая промышленность страны.

В настоящее время Польша производит меньше 50% угля, по сравнению со своим лучшим периодом в 80-х годах. Вот только проблем меньше не стало. К примеру, по воскресеньям у шахт выходной, а в рабочие дни горно-шахтные машины работают лишь два-три часа в день.

Кроме того, перед тем, как шахтер запустит оборудование, он должен позавтракать, помыться, пройти медицинское обследоваться, получить нужную технику, спуститься вниз, перекусить, добраться до места добычи (а они все глубже и дальше), начать работу и закончить ее достаточно рано, чтобы успеть вернуться. Любые предложения, связанные с изменением режима работы, воспринимаются в штыки профсоюзами, членами которых являются 90% работников шахт.

Превращение из продавца в покупателя

Долгие годы в Польше существовало убеждение, что российский уголь — низкого качества. К большому удивлению, СМИ начали сообщать о растущем в течение нескольких лет импорте угля из России. Поляки не могли в это поверить — мы закрываем шахты и импортируем некачественный российский уголь?

Оказалось, однако, что уголь не только сносного качества, но еще и очень доступный. Польша завозит это сырье с сибирских месторождений. Оно добывается с поверхности земли с помощью горных выработок, находящихся под открытым небом. Отсутствие необходимости спускаться под землю, где существует риск горного удара и взрывов метана, делает российский уголь чрезвычайно дешевым. Кроме того, русский шахтер добывает больше угля, чем польский. В Польше на одного шахтера приходится в среднем 700 тонн угля в год. Российский шахтер в течение того же времени в среднем добывает почти 2,5 тыс. тонн. На поверхности можно добыть больше, быстрее и дешевле.

Если говорить о качестве, то вопреки распространенному мнению, российский уголь лучше польского. Он содержит меньше серы и идеально подходит для даже самых современных польских электростанций. Иногда польский и российский угль приходится даже смешивать перед отправкой на электростанцию, потому что сам по себе польский уголь не отвечает высоким требованиям современных электростанций.

Все это привело к тому, что Польша «подсела» на российское сырье. Ожидается, что только в 2018 году в польские порты и через пограничные переходы с Беларусью и Украиной будет доставлено 18 млн тонн угля. По мнению экспертов, в будущем его будет еще больше.

Соскочить с «угольной иглы»

В Польше растущий импорт российского угля стал предметом оживленной политической дискуссии. Ситуацию усугубляет также зависимость польской энергетики от сырья (до сих пор 80% электроэнергии производится именно благодаря углю). Растущие сборы ЕС за выбросы CO2 и высокие цены на отечественный уголь ведут к тому, что Польшу ждет беспрецедентное повышение цен на электроэнергию. В следующем году она может подорожать даже на 100%. Предприниматели уже заявили, что будут вынуждены часть расходов взвалить на плечи клиентов. Так что со следующего года подорожает все: продукты, услуги, товары, транспорт…

Именно поэтому политика правительства в энергетической сфере так часто критикуется, а дискуссия о том, как соскочить с «угольной иглы» стала, наконец, всеобщей и очень серьезной. В результате, появляются новые идеи строительства газовых электростанций и планы импортировать голубое топливо из Норвегии и США. Эксперты настаивают также на создании ветряных электростанций на море и, в первую очередь, на строительстве первой в Польше атомной электростанции.

Годы халатности подтолкнули польскую горнодобывающую промышленность к краю пропасти. Через несколько десятилетий может случится так, что угольные шахты в Польше будут лишь экспонатами в музее горного дела. Впрочем, уже сейчас в горнодобывающей Силезии больше людей работает в одной из популярных сетей дешевых супермаркетов, чем в шахтах. Неужели «Угольную империю» ждет мучительный конец?

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments

***

Редакция «Eastbook RU» может не разделять точку зрения, изложенную в авторском материале.

Главное фото: Источник: pixabay.com
Читай все статьи