Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Елена Бабакова

Новая миграционная политика Германии: уедут ли из Польши украинские работники?

В Польше с беспокойством наблюдают за Германией, которая готовится упростить иностранцам доступ на рынок труда. Ведь почти 500 тысяч украинских работников могут оставить культурно близкую Польшу ради средней немецкой зарплаты в 2100 евро. Одобренные в декабре немецким правительством изменения миграционного законодательства действительно упростят переезд украинцам. Но лишь представителям избранных профессий.

Совет министров Германии 19 декабря одобрил законопроекты, которые станут началом масштабной реформы немецкой миграционной политики. Обсуждаемая почти год правящей коалицией ХДС/ХСС — СДПГ реформа уже успела вызвать немало беспокойства в Варшаве и Киеве: в богатой Германии, где средняя зарплата превышает 2100 евро нетто, безработица держится на уровне 4,8%, а более 1,2 млн рабочих мест пустует. В случае открытия рынка труда для не-граждан ЕС эта страна будет как магнит привлекать украинцев.

По оценкам Польского союза предпринимателей и работодателей, в случае открытия немецкого рынка 500 тысяч украинских работников оставят рабочие места в Польше, что будет стоить польской экономике треть роста ВВП. По данным летнего опроса от компании Work Service, 59% украинских мигрантов в Польше хотели бы работать за Одером, если появится такая возможность.

«Украинские клиенты всегда интересовались работой в других государствах, — объясняет Анджей Миколаевский, директор агентства трудоустройства Dobra Agencja. — Особенно часто слышу такие вопросы начиная с лета этого года. Каждый второй наш клиент спрашивает, может ли он найти работу где-то кроме Польши».

Однако принятые немецким правительством законопроекты должны остудить пыл украинцев. Облегчения будут, но лишь для избранных групп иностранных работников.

Отделить мигрантов от беженцев

Тема иммиграции стала особенно актуальной для немцев в 2015 году, когда на пике миграционного кризиса статус беженца попросили более 850 тысяч человек. При этом большая часть апликантов приехала не из Сирии или Афганистана, а из балканских государств, где в последние годы войны нет.

«Главная цель данной реформы — отделить беженцев от трудовых мигрантов, — объясняет Ольга Гулина, директор Института миграционной политики RUSMPI. — Многие люди, которые приехали в Германию в 2015-2016 гг. и подались на статус беженца на самом деле хотели работать, но не знали другого способа как легализировать свое пребывание».

Отсюда и два законопроекта, которые уже одобрило правительство, и которые будут вынесены на голосование в Бундестаге уже в первой половине следующего года. Первый нацелен на то, чтобы помочь мигрантам, которые имеют в Германии статус толерированного пребывания (дается тем иностранцам, которые просили про статус беженца, но не соответствуют его критериям, однако не могут покинуть территорию страны — ред.) интегрироваться в немецкий рынок труда. Те, у кого есть такой статус уже более 12 месяцев, и кто оплачивал взносы в фонд соцстрахования в течении 18 месяцев, смогут получить вид на жительство с правом на работу и после 2,5 лет податься на ПМЖ.

Второй проект дает право работать в Германии тем иностранцам, которые подписали трудовой контракт и имеют подтвержденные немецкой стороной профессиональные квалификации. Те, у кого контракта еще нет, но есть профессия и знание немецкого на уровне В2, смогут в течении 6 месяцев искать работу или место в системе профессионально-технического образования.

Как утверждает эксперт Фонда Бертельсмана Маттиас Майер, данный законопроект — это результат компромисса между необходимым и политически возможным.

«Если людям с университетскими дипломами уже было более-менее просто переехать в Германию, то теперь либерализация коснется также выпускников профессионально-технических школ. И хотя в первоначальном проекте, предложенным Социал-демократической партией в 2016 году фигурировали и система квот, и система пунктов, в проголосованном 19 декабря варианте эти рестрикции отсутствуют», — отмечает Маттиас.

Хотя описанные изменения это шаг вперед для немцев, назвать их открытием рынка труда тяжело. Тем более, что и здесь, по словам Даниеля Тима, профессора университета в Констанц, есть подводные камни.

«С одной стороны, новые правила достаточно просты, поскольку требуют от потенциального иммигранта лишь трудовой договор и признанные немецкой системой профессиональные компетенции. С другой — в Германии функционирует уникальная система двойного образования (работая в фирме, работник одновременно получает квалификации на базе профессионально-технической школы — ред.), поэтому получение многих специальностей, упомянутых в немецком каталоге, возможно лишь в Германии», — подчеркивает профессор университета в Констанц.

Ограниченный набор новых инструментов немецкой миграционной политики несколько успокоил поляков. Вице-министр труда, семьи и соцполитики Станислав Швед 20 декабря сообщил, что его ведомство внимательно следит за решениями Берлина, но повода для беспокойства не видит.

Предложение для избранных

Описанные законы начнут действовать в 2020 году. Немецкие эксперты уже посчитали, что под действие закона о лицах с толерированным пребыванием попадают около 180 тыс. человек, которые уже находятся на территории Германии, при этом треть из них приехала в страну еще перед началом миграционного кризиса.

Бенефициантов закона про трудовых мигрантов посчитать сложнее. В первую очередь, он поможет тем иностранцам, у кого есть конкретные рабочие навыки, и кому не жаль потратить время и деньги на их подтверждение в Германии, оформление разрешения и вида на жительство. Маттиас Майер утверждает, что их число гораздо ниже, чем анонсированные в Польше 500 тысяч.

«В 2009 году в Германию приехали 16 тыс. квалифицированных рабочих из стран, не входящих в ЕС. В 2017 — это число выросло до 38 тыс. После того, как новые законы начнут действовать, я предполагаю расширение этой группы на 10, а через пару лет, возможно, на 15 тыс. человек в год. Но никакого бума не будет», — говорит эксперт.

Ольга Гулина обращает внимание, что легче всего найти работу и легализировать пребывание будет тем, кто сможет работать в трех секторах:

«Не думаю, что квалифицированным работникам придется прилагать большие усилия для поисков работы, уже сегодня немецкие предприниматели сами ездят как скауты, например, на Балканы, и ищут кадры. Особенный кадровый голод немецкий рынок ощущает в трех секторах: строительство, уход за старшими людьми и IT».

И хотя более 15% украинских иммигрантов заняты в строительстве, а украинские IT -специалисты стали международным брендом, немецкие требования плохо накладываются на структуру украинской миграции в Польше.

Украинская миграция в Польшу, несмотря на усиление потоков начиная с 2014 года, сохраняет кратковременный характер. По данным опроса Personnel Service, около 80% украинских мигрантов проводят в Польше полгода и меньше, менее 15% планируют пребывать в стране больше чем год. На фоне сотен тысяч выданных документов, которые дают право на временную работу, статистика по видам на жительство выглядит скромно — около 200 тысяч документов на руках к концу ноября 2018.

При этом большинство украинцев отмечают — главная цель их приезда в Польшу — заработать деньги. Согласно исследованиям Национального банка, лишь минимальную часть мигранты тратят на каждодневные нужды, тогда как работают даже 12-14 часов, 6-7 дней в неделю, чтобы привезти домой как можно больше заработанных денег.

Польша привлекает украинцев именно возможностью краткосрочного легального трудоустройства, в которое не нужно инвестировать свои средства. Работодатели редко требуют высоких квалификаций и знания языка. Нельзя забывать и о некоторой нерасторопности польских контрольных органов — риск депортации из страны из-за плохо оформленных документов в Польше невысок.

Немецкие условия же явно ориентированы на тех людей, кто хочет не просто подзаработать, а именно переехать. И тут для украинских долговременных мигрантов в Польше существует другой барьер — после переезда в другую страну ЕС вся их миграционная история, необходимая для получения статуса резидента и гражданства, обнуляется.

Чем украинцев не устраивает Польша

На фоне других стран Евросоюза, Польша имеет либеральное миграционное право. Его ключевое отличие от западных соседей — с 2011 года существует система деклараций о намерении трудоустроить иностранца, которые быстро оформляются и позволяют гражданам стран Восточного партнерства (кроме Азербайджана) и России работать без оформления разрешения на работу. К тому же, в Польше есть возможность подать документы на ВНЖ даже в последний день легального пребывания, что выглядит особенно привлекательно для украинцев приехавших по «безвизу».

Однако существенной проблемой для иммигрантов в Польше является бюрократия: в столичном Мазовецком воеводстве разрешения на работу можно ждать даже полгода, а ВНЖ — около 2 лет. Хотя число иммигрантов в последние годы выросло, количество пунктов информации для них сократилось. Правительство практически лишило НКО, которые помогали иностранцам устроить свою жизнь в Польше, европейского финансирования.

Кроме того, в Польше практически отсутствует интеграционная политика. Правительство партии «Право и справедливость» не отличает интеграцию от ассимиляции, ограничиваясь разговорами о культурной близости тех или иных народов. В то время как даже украинцы не очень хорошо управляются с польским языком — 54% по данным опроса EWL Group декларируют, что знают его плохо или очень плохо.

Попытка изменить ситуацию напоролась на критику Министерства внутренних дел. Партия «Право и справедливость» побоялось показаться migrant friendly, чтобы не потерять голоса националистически настроенных избирателей, когда на носу выборы в Европарламент и Сейм.

Хотя немецкая либерализация миграционного права пока не выглядит угрожающе, это не может послужить оправданием для бездействия польских политиков, — уверен Анджей Миколаевский.

«Польской экономике в будущем куда больше нужны квалифицированные работники, чем простая рабочая сила. Последние в Германию не уедут, а вот первые будут делать все, лишь бы там оказаться. Так что если немцы через пару лет увидят, что либерализация пошла им на пользу, то в отличии от польских властей не будут сдерживать себя по идеологическим причинам», — подытоживает Миколаевский.

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments

***

Редакция «Eastbook RU» может не разделять точку зрения, изложенную в авторском материале.

Главное фото: Источник: Eastbook RU
Читай все статьи