Сайт использует файлы cookies для правильного отображения элементов. Если вы не выражаете согласия на использование файлов cookie, поменяйте настройки браузера.

Ok
Paweł Purski

Обманчивое очарование геополитики

Геополитика - плохая политика для Центральной и Восточной Европы. Мы не Россия, и нам точно не стоит в этом вопросе идти по стопам Кремля. Если мы будем размышлять о нашем будущем в контексте сфер влияний и гегемонов, то внезапно можем стать их жертвой.

Мода на геополитику пришла и в Польшу. Географическое положение должно формировать политическое сознание. Мировые лидеры – лишь слепые исполнители заранее определенных объективными законами геополитики решений. Если ты не знаешь, что делать, то стоит лишь взглянуть на карту. На ней ты найдешь любой ответ для понимания непростых реалий нашего времени.

Если ты живешь в Римленде, то готовься к войне с Хартлендом. Если ты как Польша находишься в «зоне давления», то лучше выбери сильного игрока на международной арене и попытайся ориентироваться на его модель, делая все, чтобы стать достаточно сильным, чтобы никто тебе не угрожал. Не трать время на дискуссии о либеральном сотрудничестве. Это всего лишь этап на пути к неизбежному глобальному конфликту, который ждет нас в 21 веке. Si vis pacem, para bellum!

Геополитика или геополитизм?

До сих пор в Польше геополитика у немногих ассоциировалась с Александром Дугиным, российским политическим мыслителем, который сам назначил себя своего рода Распутиным международной политики России. Чтение его «Основ геополитики» быстро убеждает в том, что Дугин — эффективный шарлатан, который избирательно использует концепции, придуманные создателем британской геополитики Халфордом Макиндером в 20-м веке, для оправдания «неизбежно» имперского будущего России. Вероятно, в историях о влиянии Дугина на Владимира Путина больше вымысла, чем правды, но отрицать эффективность его пиара, благодаря которому он на долгие годы стал символом российского геополитического мышления и империализма, точно не стоит.

В Польше, во многом благодаря Яцеку Бартосяку, в сообществе специалистов по вопросам международной политики началась активная дискуссия и на тему геополитики. В своей книге «Польша между сушей и морем», насчитывающей более 800 страниц, Бартосяк применил концепции геополитических инструментов для описания современной международной ситуации Польши.

Оппонентами выступили ученые, аналитики, публицисты с четко сформулированной критикой неясных концепций и эзотерического языка геополитики.

Среди рецензий на труд Бартосяка стоит отметить текст Михала Любина, в котором автор указал на некоторые недоработки и неясности, а сам подход Бартосяка назвал «геополитизмом», обращая внимания на то, что автор книги не пытается постичь истину, а его творение – это политический манифест, а не научный анализ.

Геополитика не является наукой. Ее редукционизм, детерминизм, отсутствие конкретного концептуального аппарата, который приводит к чрезмерной зависимости от пространственных метафор — это всего лишь три основных обвинения, которые превращают ее в публицистику. Сложные отношения между государствами не могут быть сведены к географическому положению. Если бы все было так, то мы бы сегодня не могли говорить о расширении Евросоюза или НАТО на Восток. Вопреки утверждениям Бартосяка, геополитика не является шансом для Польши.

Тогда что такое геополитика? В российских реалиях, особенно по версии Дугина, это одно из обоснований имперских устремлений Кремля. В наших реалиях — это политическая программа, цель которой — сделать Польшу региональной лидером путем достижения экономической и военной мощи или установления и (или) изменения ориентации страны на одну из мировых держав: США, Китай и, возможно, даже Россию. Однако действительно ли нужны все эти неясные концепции, чтобы убедить жителей Польши в том, что впереди их ждет процветание и безопасность?

Чем соблазняет геополитика?

«Полюсы глобального политического порядка» меняются, мы движемся из однополярного в многополярный мир, американский гегемон должен уступить место китайскому «противнику», Хартленду, Римленду, буферам и привилегированным зонам влияния. И все это под аккомпанемент сильных мира сего. Именно благодаря этим конструкциям геополитика описывает мир.

Все это звучит непонятно, а иногда и просто неправдоподобно, тогда почему такие рассуждения могут привлекать множество последователей? И почему именно сейчас? И именно в Польше?

Причины нужно искать намного глубже, чем просто в интересе к международным делам. Польское общество находится в процессе пересмотра своей идентичности. Перед лицом растущего благосостояния, низкого уровня безработицы, растущей иммиграции в Польшу, кризиса легитимности Европейского союза и общего состояния угрозы, как на Западе, так и на Востоке, многие жители страны верят в рассказ об уникальной силе Польши.

Это не простой национализм, а скорее избавление от давно скрываемых комплексов, связанных с мифической «Европой», и более сильная вера в свою субъективность при сохранении мессианской позиции, хотя на этот раз все более и более направленной на Запад. Предполагается, что геополитика, наконец, создаст интеллектуальные, «объективные» основы для того, чтобы «Польша была великой».

Доведенная до крайности, геополитика является отличным политическим инструментом для мобилизации сторонников «твердой силы» и искаженного реализма из крайне правых и националистических кругов Польши. Это не реалистический смысл, а смутное предчувствие, что «реалист» всегда говорит то, что думает, без учета нюансов международной политики, особенно против более слабых государств и обществ.

Если смотреть на ситуацию через подобную призму, то нации всегда конкурируют друг с другом. История о неизбежности конфликта, выстроенная на фундаменте географии, позволяет вести дискуссии о международной политике с помощью простых заклинаний о необходимости знания географической карты или правил «игры с нулевой суммой».

Идеи влекут за собой последствия

То, как мы говорим о международных отношениях, имеет практическое значение для внешней политики государства. Империя использует язык геополитики, чтобы оправдать свои, иногда неэтичные, шаги. Польша точно империей не является.

Отсутствие фундаментальных знаний в области международных отношений способствует тому, что миллионы людей попадают в ловушку геополитического редукционизма. А там и до ревизионизма рукой подать. Размышления над географическим положением могут, к примеру, способствовать восприятию восточных соседей Польши только в качестве объектов «геополитической игры великих держав» и, возможно, даже «мгновенных капризов» истории.

Саму же Польшу можно снова начать воспринимать как территорию, «расположенную между Германией и Россией», не учитывая факторы безопасности, членство в ЕС и НАТО, а также поддержку США, которая может привести к созданию постоянной американской базы с рабочим названием «Форт Трамп».

К счастью, геополитический подход не отражен во внешней политике Польши. Это не значит, что размышления Польши о международных отношениях наивны и базируются на вере в вечный мир и спокойствие. Скорее, суть заключается в том, что язык геополитики лишает нас многих культурных, исторических и политических преимуществ.

Нет никаких признаков того, что мы внезапно вернемся к естественному состоянию и станем более зависимы от географического положения, чем от общего нарратива, ценностей и принадлежности к западному миру. И это тот рассказ о Польше, который мы должны пропагандировать.

Данная публикация была создана при финансовой поддержке Международного Вишеградского Фонда — www.visegradfund.org

Facebook Comments

***

Редакция «Eastbook RU» может не разделять точку зрения, изложенную в авторском материале.

Главное фото: Источник: pixabay.com
Читай все статьи